yettergjart: очень внутренняя сущность (выглядывает)
Имевши разговор с одной куда больше моего разумеющей в литературе собеседницею, задумалась я над услышанной в этом разговоре совершенно здравой мыслью (а речь была об одном поэте, который мне, дикарю, нравится, а собеседница моя к нему куда строже, и о том, стоит ли писать о нём критические статьи), согласно которой критик – в отличие от всеядных и всевнимательных исследователя и преподавателя – «пурист», избирателен и жёстко должен отделять зёрна от плевел, не занимаясь последними.

В свете этого подумала я, горько сокрушающаяся уже который год об отсутствии у себя филологического образования, надёжного филологического фундамента, - о том, что (а) мне категорически чужда позиция пуриста; (б) я по самому своему внутреннему устройству не критик (почему и отбрыкиваюсь категорически от попыток меня этим словом обзывать), у меня нет в голове жёстких установок (что, вероятно, - родственно аморфности, если не она сама, - но обратная её сторона – всё-таки пластичность и открытость, поэтому я себя не вовсе вычёркиваю из рядов хоть на что-то пригодного человечества). Я что-то совсем другое: вниматель, пониматель, вопрошатель, наблюдатель (о, как родственно мне название «знаменской» соответствующей рубрики), выщупыватель и выслушиватель корней и ветвей разных явлений. В этом смысле устройство моего ума гораздо ближе к исследовательскому (у меня очень силён соблазн всепринятия), и, если бы мне достало добросовестности и дисциплины получить в начале жизни качественное систематическое образование, я бы, вероятно, при всём своём неакадемизме чем-то таким и была. Поскольку не случилось – пришлось выдавить себе персональную культурную нишу, которая вынуждена как-то совмещаться с общепринятыми.
yettergjart: (sunny reading)
Ну и в результате:

Конечно, (1) Сергей Костырко. Постоянство ветра. – [б.м.]: Издательские решения, 2017;

но и:

(2) Юрий Казарин. Поэзия и литература: книга о поэзии. – М.; Екатеринбург: Кабинетный учёный, 2017;

(3) Александр Махов. Реальность романтизма. Очерки духовного быта* Европы на рубеже XVIII-XIX веков. – Тула: Аквариус, 305 с.

* концепт «духовный быт» прельстил меня совершенно.

(4) Келемен Микеш. Турецкие письма [Mikes Kelemen. Törökországi levelek] / Перевод с венгерского Ю.П. Гусева. – М.: Наука, 2017. – (Литературные памятники)**

**автор (1690-1762), слуга, секретарь и помощник Ференца II Ракоци, последовал за ним в турецкое изгнание, где и умер. В (псевдо)письмах (вымышленной конфидентке), - в сущности, в дневнике, - он описывает турецкую жизнь XVIII века, увиденную венгерскими глазами. Считается основоположником венгерской художественной прозы (и это взаимопроникновение художественного и дневникового дискурса, рождение художественного слова из духа повседневных наблюдений, безусловно, принадлежит к числу того, что волнует меня особенно).

Хотела ещё купить сентябрьский номер «Иностранки» с дневниками Виктора Клемперера о Германии первых послевоенных месяцев, даже и схватила. И лишь придя домой, обнаружила, что, видимо, оставила его в магазине, - только не поняла, на каком этапе: до того, как мне всё нахватанное пробили на кассе, или позже, и по чеку этого не установить, потому что его я тоже куда-то безвозвратно засунула. Сия печальная повесть значит, что не миновать мне пойти в «Фаланстер» ещё раз, а в это судьбоносное место уж как пойдёшь… Да, заодно уточню, продаётся ли там журнал «Знамя», а то я не обращала внимания, а люди спрашивают, и надо нести его в массы!
yettergjart: (счастие)
Кто после нечеловечески долгого перерыва (о, стоицизм, о, выдержка, смирение и аскеза!) дорвался наконец до «Фаланстера», тот завис там так основательно, что дозависался до закрытия и отключения на кассе той машинки, которая снимает деньги с карты. Только это и спасло безумицу от окончательного разорения, позволив ей всего лишь избавиться от всей подвернувшейся в карманах наличности. А избавившийся от неё, как известно, лёгок и мал, в точности как тот, кто взошёл на вершину холма.

(1) Александр Бараш. Образ жизни / Предисловие И. Кукулина. – М.: НЛО, 2017. – (Новая поэзия);

(2) Андрей Левкин. Дым внутрь погоды. – [Рига]*: Орбита, 2016;

* Не указано, но я думаю, что Рига.

(3) Леонид Гиршович. Мозаика малых дел. – М.: НЛО, 2017. – (Письма русского путешественника);

(4) Лифшиц / Лосев / Loseff: Сборник памяти Льва Лосева / Под редакцией М. Гронаса и Б. Шерра. – М.: НЛО, 2017;

(5) Дмитрий Замятин. Гунны в Париже: к метагеографии русской культуры. – СПб.: Алетейя, 2017.

Но мыслимо ли завтра не вернуться!? – за отложенными книжками Зальцмана, Стесина и ведь я забыла ещё кого… - Нет. Не вернуться немыслимо.

Хотя, честно сказать, фаланстерское книжное обилие уже очень заставляет задумываться и зачувствоваться об исчерпаемости человеческого ресурса (хотя бы потому, что каждая книга – это единица ответственности, и всё больше шансов в пользу того, что на всю эту ответственность, на все её единицы меня просто не хватит).

Каждый лёгок и мал, кто взошёл на вершину холма.

October 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 67
8 9 10 11 12 13 14
15 16 1718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 05:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios